Результаты второго тура выборов мэра Одессы не были предсказуемы, и вплоть до обнародования результатов экзитполов сохранялась интрига, кто станет главой города, бывшего когда-то «южными вратами» Российской Империи. Не смотря на то, что протокол городской комиссии до сих пор не подписан, всё же уже очевидно, что победил действующий мэр Геннадий Труханов, набрав около 56% голосов. Противостоящий ему нардеп от «Оппозиционной платформы – За Жизнь» Николай Скорик получил поддержку более семидесяти тысяч одесситов, что при крайне низкой явке составило чуть менее 42% избирателей. Второй тур показал насколько изменился политический ландшафт моего родного города за последние шесть лет, а также определённые тенденции и факты, на которые я бы хотел обратить внимание.

Первое, и главное: Одесса не приняла националистов.
Во второй тур прошли кандидаты, сформировавшиеся как политики будучи членами Партии Регионов и позиционирующие себя как противники агрессивной «шароварщины». Второй тур стал мучением для многих националистов, которым в результате пришлось голосовать за Труханова, как за меньшее (для них) зло.

Второе: пассивность избирателей.
Со стороны может показаться, что Одесса повела себя как обиженная дама, которую бросили 6 лет назад, а теперь приходят и просят о чём-то: тёплые чувства остались, но гордость не позволяет. Действительно, в процессе общения с многими людьми я не раз слышал позицию, что «не нужно идти на выборы потому что, что один, что другой предали нас».
Эта позиция, на мой взгляд, ошибочна, так как она всё равно влияет на ход избирательного процесса, нравится это не пошедшим на избирательные участки людям, или нет. Однако важно отметить, что такая пассивность вызвана половинчатостью позиции кандидатов.
Одесса ещё не отошла от шока 2014-15 годов, и многие политики не могут публично озвучивать определённые вещи. Хотя сдвиг в этом вопросе уже есть и это несомненно положительная тенденция.

Третье: дробление «ватного» электората.
Мы видим, что за Скорика голосовали только противники киевского режима, а за Труханова – и сторонники и противники.
С одной стороны это ещё раз подтверждает, что лагерь противников центральной власти до сих пор огромен. С другой – что националистические настроения за последние шесть лет выросли и стали сильнее влиять на внутренние расклады.
Казалось бы, что может заставить условных «ватников» голосовать за кандидата, который финансирует несколько националистических организаций? За кандидата, который продавил русофобское решение горсовета о признании России «страной-агрессором», при котором переименовывались улицы, а националисты глумились над символами Великой Победы, фотографируясь с бюстом маршала Жукова в туалете?
Основным аргументом таких людей стала позиция Скорика весной 2014 года. Половинчатость позиции.
Я не согласен с этим аргументом и писал об этом развёрнуто в преддверии выборов, но факт остаётся фактом. Эта аргументация, поставившая Скорика на один уровень с Трухановым, мол, «никакой разницы, оба договариваются с украинской властью», заставила многих «ватников» сделать выбор в пользу Труханова, так как у последнего был политический капитал в виде новых дорог, освещенных улиц, благоустроенных придомовых территорий и т.д.

Четвертое: мобилизация националистических сил + обывателей.
С помощью агрессивной рекламной кампании штаб мэра пытался донести мысль о том, что Труханов это кандидат «мира», а Скорик, дескать, это кандидат «войны». Эта идеологема была направлена прежде всего на тех избирателей, которые в 2014 году ориентировались на новую киевскую власть. Мол, не хотите, чтобы тут был Русский мир, который принесёт войну – голосуйте за Труханова. Но помимо традиционного националистического электората, данная «страшилка» подействовала и на обычных обывателей, привыкших к размеренной жизни в приморском городе. И нужно сказать, что этот ход был успешным.
Коллективная «балаба» (Алёна Балаба – одесская националистка, сжигавшая георгиевские ленты на Вечном Огне – прим.ред.) сказала своё слово, обеспечив перевес действующему мэру.

Пятое: проявились те, кто был скрыт.
Некоторые политики, общественники, журналисты и активисты, позиционирующие себя как сторонники русского мира, антифашисты, «куликовцы» или просто оппозиционеры официальному Киеву – все как один стали топить за кандидата от власти, за Труханова.
Это прекрасно, так как не оставляет больше иллюзий в отношении данных людей. Не считаю, что от них нужно отречься и прекратить общение, просто не стоит на них рассчитывать в нашей борьбе и понимать, кто формирует их политическую позицию.

Шестое: противостояние систем.
Главное (что, к слову, не поняли многие люди), что в прошедшее воскресенье соревновались не Скорик и Труханов, а системы, возникшие в результате пост-майданной политики.
События 2014-15 годов сформировали новый политический ландшафт в Украине. Скорик и Труханов являются представителями разных структур, декларирующих разные политические векторы.
Вокруг Скорика сформировалась коалиция из тех одесситов, которые по тем или иным причинам не воспринимают центральную власть и находятся к ней в оппозиции. Это не только условные «ватники», но и многие бизнесмены, общественники, политики из умеренно-патриотического лагеря, которые не вписались в новые, поствыборные реалии.
Вокруг Труханова, в свою очередь, группировались силы, которые боялись потерять своё положение, различные чиновники и бизнесмены + «ватные» обыватели, не видящие разницу между кандидатами, но довольные работой коммунальных служб + националистический актив.
Однако что одна, что вторая категория людей являются составной частью разных политических систем, которые в свою очередь ориентируются на внешние центры силы.
Вспомним, что центров силы у нас пока два: «восточный» и «западный». Не трудно догадаться, кто находится в какой орбите.
Система, ориентированная «на восток» – не победила.
Но она структурировалась, обрела конкретное политическое очертание, обросла внутренними и внешними связями.
А это уже большой шаг навстречу новой политической эпохе.

Алексей Албу, специально для News Front