Андрей Федорив, основатель и владелец брендингового агентства Fedoriv

Я работаю. Примерно с девяти утра и до одиннадцати вечера, а иногда и до полуночи провожу в режиме видеозвонок. У меня уже от этого глаза пухнут, но, тем не менее, это позволяет активно управлять ситуацией. Мы разработали даже новую технологию записи влогов по видеосвязи и уже выпустили четыре антикризисных созвона, которые я сделал, фактически не выходя из дома.

Признаюсь, устаю больше, чем на работе. Из-за этого вынуждены в будние дни часть многочисленных детей отдавать бабушкам. И стараемся не общаться в принципе ни с кем вне круга нашей семьи и держать внутрисемейный карантин.

Влад Троицкийтеатральный режиссер, основатель фестиваля Гогольfest

Ощущаю себя героем фильма День сурка. Поскольку я живу за городом, то ежедневно прохожу километров десять скандинавской ходьбой, час-полтора занимаюсь йогой, смотрю кино, читаю книги. Тем более что сейчас появилась возможность почитать толстые книги.

Безусловно, формат карантина отличается от моего привычного распорядка дня, потому что обычно я репетирую.

И, честно говоря, у меня ощущение, что карантин — это больше паническая история. Может быть, даже избыточная. Понятно, что все мы боимся повторить судьбу Италии. Но, с другой стороны, это некое отрезвление от излишней суеты. Возможность отделить зерна от плевел.

Соломия Витвицкая, ведущая ТСН на 1+1

Моя самоизоляция после возвращения из Италии совпала с началом всеукраинского карантина. Сначала не представляла, как пережить две недели в четырех стенах, но теперь так втянулась, что уже и нравится.

Нашлось время перебрать зимние вещи, все перестирать, ежедневно готовить дома что-то вкусненькое. А еще прочитать давно запланированные книги и посмотреть несколько новых сериалов.

Ну и остаюсь исключительно на виртуальной связи с украинскими звездами, которые теперь дома снимают видео для моего телеграм-канала.

Олеся Островская-Люта, директор Мистецького арсенала

Карантин — это не каникулы. Это совсем другой способ организации работы, но это работа. И поэтому я на карантине, как и все мои коллеги, работаю. Только совещания теперь проводятся не в переговорке, а в [программах для проведения удаленной конференц-связи] Zoom или Skype. А все тексты, документы, таблицы пишутся и заполняются из домашнего офиса.

Мне кажется, работы даже стало больше, потому что все рабочие процессы надо быстро перестроить, весь год перепланировать, а все договоренности перезаключать. При этом вы понятия не имеете, каким будет развитие событий. То есть это перестройка работы в чрезвычайно неясной ситуации.

А по вечерам, как и раньше, я читаю, беседую с мужем и дочерью, а иногда смотрю что-то вроде английского детектива.